top of page

Я - учитель

- Здравствуйте, садитесь!

   Это слова для меня особые, знаковые. С них началось моё представление о школе. Так я говорила своим куклам, играя в школу. А еще я любила играть в «секретики» и в казаки-разбойники. Все эти игры разные, но в одном схожи: в них нужно разгадывать тайну и действовать при этом сообща. Вот этот поход за тайной вместе и есть для меня школа. Можно, конечно, искать истину в одиночку, штурмовать вершины неизведанного, прислушиваться к тайнам Вселенной. Можно! Но это не мой путь.

   Школа для меня – лучшее место. Дети – единственные люди, которым есть дело до самых важных вещей, до «проклятых» вопросов человечества. Взрослым некогда подумать о Жизни, о Любви, о Подвиге и о предательстве. Мы оставляем на потом, мы живём в моменте, как сейчас учат коучи. И пока взрослые в онлайн-школах стремятся научиться «эффективно реализовывать», «разумно использовать», «определять границы», дети, стремясь узнать, кто они и зачем, все существующие границы взрывают. Когда я только пришла в школу, то думала, что ученики ждут от меня чёткого объяснения правил, быстрых ответов на «что такое хорошо». У меня был ясный и правильный план и на урок, и на год, и на всю нашу школьную жизнь.

- Здравствуйте, садитесь!

   На меня смотрели мои ученики, кто робко, кто смело, кто испытующе, а один, самый ералашный, искренне не понимая, почему он должен садиться. И тут я поняла, что мой правильный план, может, и правильный, но не гарантирует ничего. Дальше был долгий и не всегда лёгкий путь взаимного обучения. Наш поход за «секретиком», медленное раскапывание тайных смыслов. Я быстро поняла, что таблица умножения и жи-ши не такие уж проблемы. Главное – объяснить, зачем нужны эти таблицы и эти жи-ши. И ещё почему, например, нужно есть кашу в обед на продленке.

-Не буду я, - кричал мне один из моих казаков- разбойников на глазах у всех и отшвыривал тарелку, а я смотрела на него и думала, что ни на одной лекции по педагогике к такому нас не готовили.

- Не буду! Я никогда не ем кашу!

- Ну не ешь!

- Маме скажите?

- Не скажу.

   Он смотрит, пытаясь понять, в чём же тут подвох. И тут я вспомнила, что в любой игре главное – перехитрить соперника. Я попросила положить в тарелку ровно одну чайную ложку каши. Протягиваю своему бунтарю:

- Смотри: одна ложка каши. Можешь съесть?

- Почему так мало?

- Можешь? Или слабо?

Съел. Смотрит.

- А дальше что?

- А ничего,- говорю я и убираю тарелку.

   Завтра было то же. Забираю полную и возвращаю тарелку с двумя ложками каши.

- Ешь. Маме не скажу,- говорю я, а между делом добавляю, что на парусник, конечно, не возьмут ни за что.

- На какой парусник?

- А ни на какой! Ветром же сдует! Две ложки, какой в них вес?

- Так вы же сами! Вы ещё тогда дайте!

   Так мы учились доедать кашу. А я потом всю ночь клеила парусник, чтобы отправиться на уроке в странствие по правилам грамматики.

   Так я открывала для себя этот огромный и неизведанный мир, мир детства. Это трудно, но другого для себя я не хочу. Я счастлива, потому что дети не дают мне смотреть на мир, как на что-то понятное и простое.

«Больше всего в жизни меня поразила её таинственность», - сказал величайший физик Альберт Эйнштейн. Но это отлично понимают дети, ещё ничего не подозревающие о научном подходе и сложных теориях, поэтому вновь и вновь мы отважно идем искать и разгадывать тайны жизни и её «секретики».

bottom of page